Русский  English
 

21 октября  Руководитель экспертно-правовой службы Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей выступил в Конституционном суде РФ. Он изложил позицию института Уполномоченного при рассмотрении КС РФ дела о проверке конституционности статьи 1594 УК РФ («Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»).

В 2012 году в рамках процесса гуманизации Уголовного кодекса были приняты поправки, согласно которым норма об ответственности за мошенничество была дополнена специализированными составами (в таких сферах как предпринимательство, страхование, кредитование и т.д.). В результате  изменений наказание за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности стало более «мягким», чем согласно общей норме -  два раза был повышен порог крупного и особо крупного ущерба, в два раза – до пяти лет – снижен максимальный порог наказания, а также был убран квалифицирующий признак «группа лиц». В ходе проведения амнистии за экономические преступления в 2013 году обвиняемые и осужденные по новому составу 159.4 попали под действие Постановления об амнистии, в обвиняемые и осужденные по основной ст. 159 УК РФ – нет.

Проверка конституционности статьи 159.4 УК РФ проводится по запросу Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа. Заявитель полагает, что оспариваемая норма необоснованно предоставляет значительные льготы предпринимателям и сотрудникам коммерческих организаций, ставя в неравное положение остальных граждан. Установленные статьей санкции, по его мнению, являются чрезмерно мягкими и неадекватны общественной опасности подобных преступлений.  Кроме того, заявитель считает, что спорное положение нарушает права потерпевших, ограничивая их право на доступ к правосудию и возмещение ущерба.

В своем выступлении Алексей Рябов отметил, что принципиально важным является то, что ст. 159.4 УК распространяется на случаи присвоения имущества путем обмана, сопряженного с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Если умысел на мошенничество имелся у лица изначально, а заключение договоров в сфере предпринимательской деятельности, являлось лишь «инструментами» совершения такого мошенничества, было бы неверно квалифицировать его по ст. 159.4 УК. Это статья 159 УК.

В тех же случаях, когда умысел на обман и присвоение имущества формируется на стадии исполнения договоров, заключенных в сфере предпринимательской деятельности, можно говорить о квалификации по ст. 159.4 УК.

Однако, ситуации, когда предприниматель на стадии заключения договора планировал и желал его надлежащего исполнения, но на стадии его  исполнения на 180 градусов поменял свою позицию и принял решение его не исполнять, ввести в заблуждение контрагента, присвоив полученное от него  имущество, это ситуации экстраординарные. В большинстве случаев они связаны с тем, что предприниматель в силу внешних обстоятельств, влияющих на его бизнес, вынуждено ставится в условия, когда должен сделать выбор: перед одним кредитором обязательство выполняю, а другого обманываю.

Риски «вынужденного» обмана кредиторов при исполнении договоров возросли после того, как Россию затронули последствия мирового финансового кризиса 2008—2009 годов, когда из-за резкого роста курса валюты, резкого и непрогнозируемого заранее изменения иных рыночных условий, предприниматели столкнулись с невозможностью выполнить обязательства перед всеми своими кредиторами. К примеру, резкий рост курса рубля не является обстоятельством непреодолимой силы по Гражданскому кодексу. Кредиторская задолженность привязана к валюте, товары реализуются за рубли, для расчетов по долгам  необходимо гораздо больше российской валюты, чем планировалось. Обязательства нужно выполнять, а денег нет. Если средства контрагентов присваивались, предприниматель не выполнял перед ними своих договорных обязательств, контрагенты вводились в заблуждение, он вынужденно совершал то, что могло квалифицироваться как мошенничество. Но это особое деяние в особой сфере деятельности с повышенной степенью риска.

Состав преступления, предусмотренного статьей 159.4, выделен не по признаку специального субъекта, для которого предусмотрены льготы в части уголовной ответственности, а по сфере и способу совершения преступления. Санкция статьи 159.4 для таких предпринимателей более чем достаточна, а степень общественной опасности такого мошенничества не выше, а ниже, чем у  закоренелых преступников, мошенников, заранее планирующих мошенничество.  Статья 159.4. УК абсолютно конституционна.

© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA