Русский  English
 

20 ноября состоялось 3-е заседание Руководящего комитета по защите прав предпринимателей в Российской Федерации от коррупционных практик – ПРЕКОП РФ.

В заседании приняли участие: Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, Менеджер проекта Департамента Совета Европы по противодействию преступности Мустафа Ферати, советник Департамента организационно-аналитического обеспечения Управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции Андрей Ильин, руководитель департамента по противодействию преступности Совета Европы Иван Коеджиков, заместитель начальника контрольно-финансового управления Федеральной антимонопольной службы РФ Елена Рыбаченко, Ответственный секретарь, член Экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Дина Крылова, глава секретариата Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» Сергей Таут.

Модератором заседания стал руководитель приёмной Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Игорь Корзенков.

Иван Коеджиков в своём выступлении подчеркнул: «В то время, когда мы только начинали работать вместе, у нас было много вопросов. Что такое бизнес-омбудсмен, для чего он нужен? Как он должен функционировать? Сейчас у нас есть ряд технических документов, сравнительный анализ опыта защиты прав заявивших о коррупции в государствах – членах Совета Европы. Есть сравнительный анализ международной и российской практик оказания юридической помощи на общественных началах. У нас уже есть наработки, мы узнаём много нового по нашей проблематике».

Мустафа Ферати представил результаты анализа функционирования институтов защиты прав предпринимателей на федеральном и региональном уровнях, также руководство для обучения региональных бизнес-омбудсменов.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, со своей стороны, отметил: «Мы уже приобрели некоторый опыт, и можем им делиться. Для нас очень важен европейский опыт, потому что он может помочь решить проблем, которые у нас есть».

Дина Крылова, в свою очередь, уточнила: «Нам интересно было бы понять, есть ли в законодательстве стран Евросоюза понятие типичной коррупционной практики. Предусмотрены ли какие-либо меры ответственности за них? Привязаны ли составы коррупционных преступлений к конкретным составам противоправных действий с соответствующими мерами ответственности?»

Декриминализация взятки, как провокации действия следствия, по её словам, очень важна, поскольку  для добросовестных полицейских существует риск того, что высокопоставленный коррупционер может оказать давление на следствие через свои связи, и сами сотрудники полиции могут оказаться на скамье подсудимых.

«Во многих случаях, таких как торговля должностями, например, нет другого способа раскрыть преступление, кроме следственных действий связанных с провокацией взятки», — подчеркнула она.

Ответственность должностных лиц за использование полномочий в ходе неурегулированного конфликта интересов, на сегодняшний день, существует только за невмешательство в конфликт, а не за правонарушения, допущенные в ходе урегулирования спора.

«Мы считаем, что должна быть мера ответственности не только за то, что должностное лицо не сообщило о конфликте, не урегулировало ситуацию, но и за действия коррупционного характера, совершённые в период спора. Очень важен и международный опыт по этой теме», — сказала Дина Крылова.

В завершении своего выступления докладчица коснулась темы государственного и негосударственного контроля.

«Мы сталкиваемся с тем, что вместо бесплатных для предпринимателя административных проверок происходит навязывание огромного количества платных услуг, таких как, например,  оценка рисков в пожарной безопасности. Это приводило к значительным злоупотреблениям уже на первом этапе введения этой процедуры. Таким образом, у предпринимателей значительным образом возрастали непроизводственные издержки, они теряли конкурентоспособность, особенно на внешних рынках, — отметила Дина Крылова. — Нам очень важно понять насколько государственные, бесплатные для предпринимателя, формы контроля соотносятся с негосударственными формами, которые априори платные и, в отсутствие заслонов, через аффилированные с ведомствами фирмы, создают коррупционные рынки для ведомств».

Следующим выступил Сергей Таут. Он рассказал о проблемах незаконного уголовного преследования предпринимателей.

«В Российской Федерации законодатель пошёл по пути специального регулирования уголовной ответственности предпринимателей. Как пример, норма о запрете ареста предпринимателя в статье 108 УПК РФ. Есть статьи 159 прим. 1 и 4: Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Есть уменьшенный срок лишения свободы, отсутствует признак группы лиц, что, на наш взгляд, позволяет защищать предпринимателей», — рассказал выступающий.

В России ответственность за преступления предпринимателей в экономической сфере предусматривает такие меры  как: лишение свободы, исправительные работы, запрет заниматься предпринимательской деятельностью.

«В то же время, только 6% предпринимателей, которые подверглись уголовному преследованию, смогли сохранить свой бизнес. 94% бизнес потеряли. Лишение свободы, на наш взгляд, тяжкая мера и, может быть, в Европе она заменяется штрафами или какими-то экономическими видами наказаний, ограничений деятельности», —  сказал Сергей Таут.

Докладчик также коснулся мер пресечения альтернативных аресту. По статистике, приведённой в ходе заседания, только 1% предпринимателей нарушили условия залога и скрылись.

«Мы убеждены, что залогом можно заменить арест, но, к сожалению, арест в России применяется часто, хотя есть прямой запрет применять эту меру к предпринимателям. В обход запрета добавляются статьи в обвинениях, которые позволяют применять арест», — заметил докладчик.

Сергей Таут отдельно остановился на сроках содержания предпринимателей под стражей на этапе рассмотрения дела в суде.

«Есть норма в уголовно-процессуальном кодексе о том, что предельный срок содержания под арестом, до того как дело передано в суд, составляет полтора года. Но нет предельного срока в том случае если дело направлено в суд. Это беспокоит российских предпринимателей, потому что известны случаи, когда суд длился годами. Предприниматель, не получив приговора, отбывает в тюрьме несколько лет, а потом суд, скорее всего, не пойдёт на оправдание этого лица, даже если будет установлена его невиновность. Потому что государству придётся компенсировать весь ущерб от судебной ошибки», — пояснил Сергей Таут.

Все обозначенные вопросы будут рассмотрены в ходе работы Комитета в ближайшее время.

© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA