Русский  English
 
Недавно я встретил знакомого предпринимателя, и мы заговорили о коррупции в российском бизнесе. Человек, сделавший состояние в 1990-е годы, в том числе за счет активного использования неформальных связей, специальных отношений и креативных схем с участием государственных чиновников, рассказывал о противостоянии коррупции в его компании и своем активном участии в этой работе. «Нулевая толерантность, горячие линии, прозрачность, конфликтные комиссии», – мой собеседник с таким энтузиазмом сыпал терминами из антикоррупционного набора, что было трудно не поверить в серьезность его намерений. Но как они вяжутся с его прошлым? – эта подспудная мысль создавала дискомфорт до тех пор, пока в какой-то момент разговора я не подумал, что передо мной как раз тот человек, который нужен российскому бизнесу, чтобы избавить его от гнета коррупции – лидер перемен. Не романтик из «Общества потребителей за честный бизнес», не рафинированный чиновник Всемирного банка, дающий советы по борьбе с коррупцией из вашингтонского далека, а бизнесмен-прагматик, знающий о том, что такое коррупция из первых рук, и решивший, что она принесет его бизнесу больше вреда, чем доходов, и поэтому ей надо противостоять. Лидер, который сделал свой выбор на основе рационального анализа и готов отстаивать его всеми имеющимися в распоряжении средствами.

Мифы и реалии российской бизнес-коррупции

Коррупция относится к тем областям нашей жизни, о которых не принято говорить вслух. Предполагается, что все всё понимают, и нет необходимости озвучивать общеизвестные, но малоприятные истины. Такое положение приводит к рождению и распространению мифов, удобных определенным социальным группам, но имеющих мало общего с реальностью. К сожалению, деликатность темы весьма затрудняет проведение серьезных исследований, что способствует дальнейшему укреплению мифов.
Чтобы пролить свет на темное царство бизнес-коррупции в России, профессор Лондонского университета (UCL) Алена Леденева и автор этих строк провели в 2011 году исследование, в котором приняли участие более сотни первых руководителей российских и зарубежных компаний, работающих в нашей стране. В ходе исследования мы хотели выяснить, с какими конкретными проявлениями коррупции сталкиваются компании, кто является инициаторами и бенефициарами этих практик, кто несет издержки, как бизнесы противостоят коррупции. Исследование показало, что коррупция действительно является масштабным явлением в российском бизнесе, коррупционные практики разнообразны и постоянно эволюционируют, в среднем, организации гораздо эффективнее в выявлении коррупционных действий, чем в предотвращении их. В ходе исследования нам удалось выявить несколько популярных мифов и сравнить их с реальным положением дел.

Миф 1. Коррумпированные чиновники являются главной движущей силой коррупции в российском бизнесе, в то время как руководители компаний – жертвы в этом неравном противостоянии честного бизнеса и бесчестного государства.

Реальность не просто сложнее, она – другая. На основании анализа с учетом частоты использования 27 конкретных форм коррупции, называемых в дальнейшем коррупционными практиками, получилась следующая картина:
Инициатор Бенефициар
Чиновники 4 практики 18,5% 7 практик 31,4%
Менеджеры 21 практика 76% 12 практик 37,6%
Сотрудники 1 практика 0,6% n/a
Акционеры n/a 6 практик 20,6%
Поставщики 1 практика 4,7% 2 практики 10,2%
Клиенты n/a n/a
Общество n/a n/a
Конкуренты n/a n/a

 

Как видно из таблицы, менеджеры являются не только инициаторами подавляющего большинства коррупционных действий, но и получают персональную выгоду от значительного числа таких действий. Основные убытки от коррупции в бизнесе терпят, как и следовало ожидать, акционеры.

Миф 2. Коррупционные стратегии обеспечивают в условиях России долгосрочные конкурентные преимущества.

Многие бизнесмены признают, что неформальные связи и непрозрачные сделки могут единовременно продвинуть компанию вперед, однако, они не могут обеспечить стабильного лидерства. Более того, «специальные условия» влекут за собой долговременные обязательства и скрытые издержки, снижающие конкурентоспособность в долгосрочной перспективе. Исследование показало, что чем крупнее и старше компания, тем меньше она использует неформальные практики для продвижения своего бизнеса. Как сказал один из генеральных директоров: «Для большого и устойчивого бизнеса игра без правил дороже, чем игра по правилам. Мы ставим на правила».

Миф 3. В условиях коррупционного беспредела России отдельно взятая компания бессильна противостоять коррупции.

Можно противостоять конкретным практикам, а не коррупции вообще. Борьба с коррупцией так же бесперспективна, как борьба с наступлением зимы или ночи. При этом мы научились достаточно эффективно противостоять специфическим аспектам этих природных явлений – холоду, гололеду, снежным бурям и темноте – за счет создания целевых инструментов, позволяющих нейтрализовать их негативное влияние на нашу жизнь: теплой одежды, парового отопления, электрического освещения. Нечто похожее происходит и в области противостояния коррупции: компании, выделяющие наиболее значимые для них (как с материальной, так и с моральной точки зрения) практики, создают целевые механизмы противостояния именно им, а не коррупции вообще. Одна из крупных компаний, участвовавших в исследовании, выделила в качестве ключевого приоритета искоренение конфликта интересов у ее руководителей и их материальной заинтересованности в результатах тендеров («откатов»). В компании была создана специальная система мер, включающая описание коррупционных действий, инструкции по противодействию им, систему разделения ответственности и контроля, механизм разрешения споров, средства коммуникации, обучение и наставничество. За первый год работы новой системы издержки на закупки на единицу готовой продукции сократились на 15 процентов.
Наше исследование показало, что сегодня действующие в России компании в наибольшей степени страдают от следующих коррупционных практик (10 наиболее распространенных в порядке убывания частоты).
Практика
Инициатор Бенефициар За чей счет?
Вымогание взяток представителями региональных контролирующих органов – налоговой инспекции, санэпидемстанции, милиции и т.д.
чиновники чиновники акционеры
Финансирование заказных публикаций в прессе и передач по телевидению и радио
менеджеры менеджеры акционеры
Заказ и оплата «услуг» представителей региональных контролирующих органов – налоговой инспекции, таможни, санэпидемстанции, милиции, пожарной инспекции, органов стандартизации и т.д.
менеджеры чиновники акционеры
Выбор руководителями подразделений подрядчиков, с которыми у них существуют неформальные отношения или договоренности
менеджеры менеджеры акционеры
Конфликт интересов руководителей, например, использование в качестве подрядчиков аффилированных с ними компаний, прием на работу родственников и т.п.
менеджеры менеджеры акционеры
Выплата заработной платы и наличными без уплаты социального налога
менеджеры акционеры общество
Получение сотрудниками комиссионных или другого неформального вознаграждения (например, дорогих подарков) от поставщиков или покупателей
постаавщики покупатели Менеджеры сотрудники акционеры
Использование сотрудников компании для выполнения частных поручений руководителей региональных подразделений (помощь членам семьи, строительство и ремонт жилья, организация отдыха и развлечений)
менеджеры менеджеры акционеры
Использование неформальных связей и сетей для получения государственных заказов (госзакупок) и кредитов от государственных банков
менеджеры акционеры общество
Давление представителей региональных властей на руководство компании с целью получения средств на финансирование региональных программ и проектов
чиновники чиновники акционеры
При этом для крупных компаний наиболее болезненными являются практики, связанные с коррупционными действиями менеджеров и сотрудников, для мелких – с давлением сотрудников силовых организаций низового уровня, для иностранных – с действиями регуляторов и органов исполнительной власти на всех уровнях, а также отношениями с поставщиками.
Превращение противостояния коррупции в бизнес-задачу. Эффективно противостоящие коррупции компании рассматривают эту деятельность как важную составляющую создания и сохранения стоимости бизнеса, такую же, как управление логистикой, производством, продажами или маркетингом. В их работе преобладает деловой, а не моралистский подход, они пользуются инструментами управления бизнесом: создают метрики, устанавливают цели, разрабатывают стратегии, выделяют бюджеты, вознаграждают и наказывают сотрудников за их действия или бездействия.
Что особенно важно, они не замалчивают тему коррупции, а «разговаривают» о ней со своими сотрудниками, поставщиками, клиентами, государственными чиновниками и другими контрагентами. В этих компаниях сложился специальный «словарь», который делает коммуникацию эффективной, а взаимодействие конструктивным.
Внимание и участие первого лица. «Если бы я хотел провести успешную антикоррупционную кампанию, я бы поручил ее директору по PR. Но я хочу сохранить деньги и мораль своих сотрудников, поэтому занимаюсь этим сам», – рассказал владелец крупной региональной компании. В успешных компаниях участие руководителей проявляется в нескольких аспектах.
Во-первых, личный пример последовательности в реализации провозглашенных целей и принципов. Вот прямая речь генерального директора сервисной компании: «Я знаю этого провайдера 10 лет. Он знает мою компанию и меня как облупленных. Он приходит ко мне и говорит: «Старик, какой тендер? Ты с ума сошел». Я сжимаю зубы и отвечаю: «Это теперь закон». И он участвует в тендере и его проигрывает. Но я опять сжимаю зубы и молчу – все знают о наших отношениях и все должны видеть, что у меня нет специальных правил для своих».
Во-вторых, лидеры создают мощную поддержку тем, кто противостоит коррупции на нижних уровнях организации. Их авторитет, а иногда и прямое участие через иерархические уровни, усиливает позиции борцов с коррупционными практиками.
В-третьих, внимание лидеров к этой теме обеспечивает наличие ресурсов, позволяет оперативно вознаграждать героев и «разбираться» с противниками.
Вовлеченность рядовых сотрудников. В отличие от «стандартных» антикоррупционных кампаний, спускаемых сверху, эффективно противостоящие коррупционным практикам организации опираются на активное участие рядовых сотрудников и, прежде всего, линейных руководителей первого уровня: бригадиров, мастеров, начальников участков, супервайзеров, руководителей групп. Они предоставляют своим сотрудникам не только инструментарий – четкое описание конкретных коррупционных рисков, поведенческие инструкции, средства оперативной коммуникации, но и возможность действовать проактивно, выявлять риски, предлагать свои методы противостояния. Один из участвовавших в исследовании генеральных директоров рассказал о том, что в его компании, после того как в качестве одного из основных коррупционных рисков были выявлены попытки клиентов повлиять на представителей по продажам посредством предложения им «комиссионных» (откатов) за совершение сделки на выгодных условиях, был разработан специальный справочник, детально описывающий алгоритм действий в подобных ситуациях. Первый текст справочника был обсужден в группах представителей по продажам, в результате чего в него были внесены существенные изменения и возникли новые инструменты, такие, как аудиозаписи переговоров с клиентами, процедура быстрого реагирования, периодические встречи для обмена опытом, наставничество для новых сотрудников.

Требуется лидерство

К сожалению, лидеров, сделавших противостояние коррупции своим приоритетом, в российском бизнесе мало. Наше исследование показало, что большинство руководителей регулярно сталкиваются с коррупцией, страдают от нее, хотели бы от нее избавиться, однако не предпринимают активных действий в этом направлении. В качестве основных причин называются следующие: «когда вся система коррумпирована – ничего не сделать на уровне компании», «один в поле не воин», «это системная проблема – правительство должно этим заниматься», «я буду бороться, а конкуренты деньги зарабатывать». Безусловно, во всех этих аргументах есть рациональное зерно, однако, мне кажется, что используются они в качестве стандартных отговорок. Истинная причина пассивности в другом – состоявшимся взрослым людям сложно менять свою операционную модель, которая привела их к сегодняшнему успеху, а активное противостояние коррупции потребует перемен, т.е. лидерства в отношении самих себя. Именно его продемонстрировал мой знакомый предприниматель, сумевший подвести черту под старым и двинуться новым курсом.
Что может способствовать пробуждению лидерства? На мой взгляд, три основных момента. Первое, логика экономического и социального развития, влияние глобализации делают коррупционные бизнес-модели все более непривлекательными не только для акционеров, но и для наемных высших руководителей. Второе – появление и успех руководителей нового типа с глобальным мировоззрением и ценностями. И третье – то, что поменяло моего знакомого, – здоровая амбиция сделать что-то еще, причем такое, о чем можно с гордостью рассказывать в любой аудитории.
© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA