Русский  English
 
Власти готовы подключить к борьбе с коррупцией некоммерческие организации (НКО): правительство внесло в Госдуму поправки, по которым антикоррупционные организации смогут рассчитывать на господдержку наравне с другими «социально ориентированными» НКО. Эксперты отмечают, что «любой грант — это ограничение свободы». Вместе с тем, как показывает опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проблема борьбы с коррупцией не теряет актуальность: 75% граждан считают степень распространения коррупции «высокой» или «очень высокой», а в число самых коррумпированных институтов попадали местные и федеральные власти.

 

Как показывает опрос ВЦИОМа (прошел среди 1,6 тыс. человек 24-25 ноября в 46 регионах РФ), 75% респондентов уверены, что «степень распространения коррупции» в российском обществе «высокая» или даже «очень высокая» (19% считают, что она «средняя», 1% — «низкая», в то, что коррупции нет, не верит никто). У граждан есть четкие представления о том, какие сферы больше всего поражены коррупцией. Среди них ГАИ (32%), полиция (26%) и суды (21%). А лидером оказались местные власти (в качестве самого коррумпированного института их назвали 36% опрошенных). Глава ВЦИОМа Валерий Федоров отмечает, что «местные власти исторически пользуются меньшим доверием, чем региональные и федеральные».

Вместе с тем к концу ноября 2012 года в число лидеров по уровню коррумпированности вырвалась и федеральная власть: среди самых коррумпированных институтов ее называют 26% респондентов — на 6% больше, чем в 2006-м, и на 11% больше, чем в 2008 году. Валерий Федоров объясняет это рядом громких коррупционных дел, связанных с Минобороны (дело «Оборонсервиса»), Минрегионом (подготовка к саммиту АТЭС во Владивостоке) и хищениями при разработке системы ГЛОНАСС. «Когда только начиналась борьба с коррупцией и кого-то ловили, у граждан был стереотип: сдают пешек, а тузы и короли сидят в высоких кабинетах. Сейчас исчезло представление, что сдают только пешек»,— говорит глава ВЦИОМа.

Теперь же власть готова подключить к борьбе и некоммерческие организации. Правительство внесло Госдуму поправки в статью 31.1 закона об НКО (в ней перечислены типы социально ориентированных НКО, которым органы госвласти и местного самоуправления могут «оказывать поддержку»,— сейчас к ним относятся НКО, которые занимаются образовательной, благотворительной и другими видами деятельности). «Насколько я знаю, поправки касаются расширения перечня видов деятельности НКО, которые могут получить госфинансирование. Предлагается дополнить его вопросами борьбы с коррупцией и национальных отношений. Оба вопроса серьезные, и я думаю, что они будут поддержаны»,— заявил «Ъ» глава думского комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР).

21 ноября вступили в силу поправки в закон об НКО, которые осложнили деятельность организаций, финансируемых из-за рубежа. Для таких НКО предусмотрена дополнительная отчетность, а они сами обязаны записаться в реестр «иностранных агентов». Иностранные грантодатели, в отличие от российских, «хороши тем, что не диктуют правила», сказал «Ъ» глава фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров. Но если государство компенсирует ограничения на иностранное финансирование, «то это правильно», заявил «Ъ» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Он подчеркнул, что его структура работает прежде всего на пожертвования от сотрудников и бизнеса. «Я за все время существования организации, с 1999 года, не работал ни с зарубежными, ни с государственными грантами. Я пришел к пониманию, что любой грант — это ограничение свободы тем, кто тебе заказывает тему»,— заявил «Ъ» господин Кабанов
© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA