Русский  English
 

Федеральным законом № 383-ФЗ от 29 января 2010 г. введены изменения в ст. 90 УПК РФ.

Новая редакция ст. 90 УПК РФ установила неопровержимую преюдицию в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, – эти обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

 

Статья 90 УПК РФ в ранее действовавшей редакции предусматривала, что «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом... без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда». То есть данная норма закрепляла внутриотраслевую опровержимую преюдицию. Поскольку преюдиция была во многом условная, особенных вопросов при ее применении не возникало.

В определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П, принятого в связи с обращением гр-на Т.Р. Суринова, впервые была предпринята попытка нового прочтения законодательства о преюдициальном значении актов арбитражных судов в уголовном судопроизводстве. Это определение вызвало много критики в юридической литературе. Но направление изменений в оценке преюдиции, заданное КС РФ и обусловленное насущными потребностями юристов-практиков, заставило законодателя коренным образом пересмотреть свое отношение к ней в уголовном процессе.

Оставим в стороне вопросы межотраслевой преюдиции – думается, там тоже не все безупречно. Здесь мы рассмотрим вопросы преюдиции внутриотраслевой, и только в связи с предусмотренным законом особым порядком рассмотрения уголовных дел.

 

Преюдиция и особый порядок принятия судебного решения

Внутриотраслевая преюдиция имеет место тогда, когда установленные судом факты или сделанные им юридические оценки в процессе одного вида (например, уголовном) обязательны для суда, рассматривающего дело в процессе того же вида.

Дело в том, что современное законодательство предусматривает при определенных условиях возможность проведения судебного процесса в особом порядке: при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) и при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ). Особенность рассмотрения таких уголовных дел состоит в том, что судебные заседания проводятся без проведения судебных разбирательств, без исследования и оценки доказательств по уголовному делу (ст. 316 УПК РФ).

Известно, что дела в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, и дела лиц, согласившихся с предъявленным обвинением, нередко являются частью больших дел со многими соучастниками, как правило, выделяются в отдельное производство и рассматриваются в самостоятельных процессах. Но рассмотренное в упрощенном и бесконфликтном судебном процессе, уголовное дело заканчивается приговором, порождающим совсем не упрощенную, а полноценную преюдицию.

Состоявшийся по такому делу приговор будет преюдициальным для основного дела и лишает права подсудимых оспаривать фактические обстоятельства, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого, так как они уже установлены ранее состоявшимся приговором.

По существу, обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан.

 

Бесполезное судебное следствие

Основное дело не может быть рассмотрено без проведения судебного заседания, несмотря на, казалось бы, имеющийся приговор по выделенному и рассмотренному в особом порядке делу. Но проведенное в рамках судебного заседания судебное следствие по основному делу будет бесполезным, поскольку во всех случаях его выводы не могут противоречить выводам, изложенным в уже вынесенном приговоре по выделенному делу. В соответствии с процессуальным законом подсудимые по основному делу будут осуждены на основании доказательств, добытых следствием и не проверенных в судебном заседании, но получивших качество преюдициальных.

Следует отметить, что мы имеем в данном случае дело с очень опасным процессуальным феноменом. Приведем пример.

Допустим, что в деле о контрабанде культурных ценностей уверенная и доказательная позиция защиты, подтвержденная мнениями специалистов, но не принятая следствием, состоит в том, что перемещаемые через границу предметы культурными ценностями не являлись. В приговоре же в отношении соучастника в деле, выделенном и рассмотренном в особом порядке, перемещенные предметы признаны культурными ценностями при полном согласии подсудимого, без исследования доказательств.

Суд, рассматривающий основное дело, даже согласившись с позицией защиты, даже получив заключение экспертизы, подтверждающее эту позицию, тем не менее не сможет принять оправдывающие доводы, так как связан преюдицией предыдущего приговора.

Следовательно, рассмотрение основного дела превращается в формальность, где все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, уже установлены, а их оценки не могут быть изменены по сравнению с уже имеющимися.

И хотя лица, привлекаемые к ответственности по основному делу, в приговоре по выделенному делу будут называться «неустановленными лицами» (поскольку приговор не может предрешать ответственность лиц, не участвующих в деле), суду, рассматривающему их дело, не останется ничего другого, как расставить фамилии осужденных в приговоре по местам в порядке убывания сроков заключения, не особенно вдаваясь в суть содеянного.

На долю основного дела выпадает лишь исследование причастности остальных подсудимых к совершению преступления.

В деле, которое будет опираться на преюдицию ранее вынесенного в особом порядке приговора, выхолащивается суть судоговорения – состязательность, беспристрастная оценка доказательств и пр.

Поэтому право подсудимых на защиту, на объективное рассмотрение своего дела судом будет нарушено. Повлиять на приговор, вынесенный в особом порядке, а в дальнейшем и обжаловать его фигуранты основного дела не смогут.

 

Благодатная почва для произвола

Не будем скрывать и другие опасения. Любое уголовное дело, в судебных перспективах которого органы предварительного следствия сомневаются, будет стимулировать недобросовестных следователей к выделению дела в отношении соучастника и направлению его в суд в особом порядке с целью получения приговора «с преюдицией», чтобы лишить остальных подсудимых возможности отстаивать свою позицию. Следователь является стороной обвинения, и такой тактический ход вполне приемлем для него с точки зрения современного процессуального законодательства, но абсолютно недопустим с точки зрения соблюдения прав обвиняемого.

Эти опасения подкреплены и тем, что категории преступлений, по которым можно заключать сделку с правосудием, законом четко не определены.

Кстати, в УПК РСФСР 1960 года о внутриотраслевой преюдиции ничего не говорилось. Статья 28 УПК РСФСР устанавливала, что вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу только по вопросу, имело ли место событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого. Понятно, что УПК РСФСР 1960 года был составлен в других процессуальных парадигмах. Суд тогда был обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР), а для восполнения полноты – направить дело для производства дополнительного расследования (ст. 232 УПК РСФСР).

Рассмотреть дела соучастников в ту пору в разных процессах было крайне затруднительно. Поэтому вопрос о преюдиции приговоров, вынесенных по другим делам, не был актуален. Активная роль суда в исследовании доказательств не могла быть ограничена решениями, принятыми в рамках иных уголовных дел.

Не буду утверждать, что позиция законодателя 1960 года предпочтительнее, чем законодателя 2009 года. Но та позиция была последовательна и опиралась на представления об уголовном процессе того времени.

Современный законодатель в области уголовного процесса ступает на неизведанную землю – terra incognita, но именно по этой причине он должен быть особенно осторожен, принципиален и последователен.

 

Сергей Афанасьев,

адвокат, к. ю. н.

«Новая АДВОКАСТКАЯ газета»

© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA