Русский  English
 

 

Чтобы искоренить разночтения в интерпретации одних и тех же норм закона, необходимо объединить высшие суды в один орган, заявил представитель правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский. А Конституцию можно и не менять (ей в этом году будет 20 лет), достаточно создать «некое высшее судебное присутствие с тремя представителями от каждого высшего суда».

Высшие суды необходимо объединить, заявил полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский на конференции по противодействию коррупции в рамках недели российского бизнеса. «Это системная проблема: некое латентное противостояние между КС и ВАС, более заметное противостояние между ВС и ВАС, и это не вина отдельных персоналий», — уверен Барщевский. По его словам, суды рассматривают одни и те же правоотношения, базируясь на одних и тех же нормах права, но практика при этом формируется разная. Чтобы этого избежать, настаивает Барщевский, необходимо объединить высшие суды в «единый верховный суд», в котором были бы конституционная, уголовная, хозяйственная, административная и налоговая палаты. Но чтобы не менять Конституцию, которой в этом году будет 20 лет, он предлагает создать «некое высшее судебное присутствие с тремя представителями от каждого высшего суда».

Назначение судей президентом мешает судам стать по-настоящему независимыми. «Только зависит оно не от президента, а от местного или федерального чиновника, который запускает бумаги на назначение, — уверен Барщевский. — Председатель суда должен избираться либо самими судьями, либо на пленуме высшего суда. Конституционный суд просуществовал в таком виде много лет, и мир не рухнул». Но суды зависят не только от чиновников, а еще от депутатов и министерств. «Судебный департамент ежегодно ходит на поклон в Минфин и Госдуму [выбивая себе финансирование]. [В такой ситуации] говорить о независимости можно, только страдая клинической формой оптимизма, — считает Барщевский. — Надо принять закон, чтобы закрепить постоянно [0,75% от расходной части бюджета] за судами».

Однако не все зависит от глобального объединения высших судов. Под вопросом также и поведение судей, которые не всегда отвечают требованиям закона. И чтобы предотвратить злоупотребления со стороны судей, дающих санкции на проведение оперативно-разыскных мероприятий против своих коллег, необходима новая служба: «Федеральная служба судебной охраны — силовая структура, расследующая коррупционные проявления в судебной системе». Аналоги в мире есть, отмечает Барщевский, например, служба маршалов в США. [В задачи этой cлужбы входит обеспечение деятельности федеральных судов, контроль за исполнением их приговоров и решений, розыск, арест и надзор за содержанием федеральных преступников, аукционная продажа конфискованного имущества, а также предотвращение актов терроризма и массовых беспорядков].

Чтобы избежать обвинительного уклона при вынесении решений [сейчас обвинительных приговоров 99%, — "Право.Ru"] необходимо пересмотреть систему выбора судьи. «В некоторых странах от будущего судьи требуют иметь определенный стаж работы как адвокатом, так и прокурором, тогда понятно, что судья реально разбирается в деле с обеих сторон, если начнем сейчас, то через 5-6 лет получим более высокий процент таких судей», — прогнозирует Барщевский.

Затрагивая тему уголовного преследования бизнеса, он отметил, что из 100 дел, возбужденных по предпринимательской направленности, до суда доходит только 20, а это значит, что 80% таких дел открываются, чтобы получить взятку или захватить бизнес. «Необходимо, чтобы все дела предпринимателей рассматривал суд присяжных», — предложил выход из ситуации Барщевский [около 20% решений суда присяжных носят оправдательный характер, — "Право. Ru"].

Зампредседателя ВАС Татьяна Андреева, выступавшая чуть ранее, вряд ли готова согласиться с идеей объединения высших судов. «Предприниматель вправе использовать все способы защиты именно в том суде, который создан для осуществления правосудия в сфере экономики», — заявила она. В подтверждение своих слов судья перечислила все преимущества арбитражных судов. С 2010 года «фактически введено электронное правосудие – можно подать документы в электронном виде, не обязательно участвовать лично, что значительно снижает  издержки»; «во всех арбитражных судах ведется аудиозапись судебных заседаний»; глубокая специализация судей; публикация всех непроцессуальных обращений в суд в поддержку той или иной структуры от органов власти". При этом, по данным Андреевой, в 52% арбитражные суды «удовлетворяют интересы бизнеса в споре с властью».

Автор: Алиса Штыкина

© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA