Русский  English
 

Экономическая амнистия дала первые результаты

Как сообщили «РБГ» в аппарате Уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, за время действия экономической амнистии на свободу вышли уже 26 человек: 12 вышли из СИЗО, 4 — из исправительных колоний, а 10 — из уголовно-исполнительных инспекций. Госдума приняла предложенный президентом РФ проект постановления «Об объявлении амнистии» 2 июля. Согласно ему, под нее подпадают осужденные по 27 экономическим статьям УК РФ. Амнистия коснется и условно осужденных по этим статьям, а также тех, кому отбывание наказания было отсрочено. Действие акта об амнистии распространяется на лиц, впервые привлеченных к уголовной ответственности или впервые осужденных за преступления в сфере предпринимательской деятельности, если они за время амнистии выполнят свои обязательства по возврату имущества или возмещению убытков потерпевшим лицам. Ущерб должен быть возмещен не только государству, юридическим лицам, но и гражданам.

Сейчас в местах лишения свободы по всем экономическим статьям находятся 13 600 человек. Из них, по утверждению Титова, будут амнистированы тысячи. «Если же посчитать и тех, кто находится под условными сроками, под следствием, и отбывших наказание, то амнистированных будут десятки тысяч», — пояснил омбудсмен.

Зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, общественный бизнес-омбудсмен по экономической амнистии Олег Денисенко заявил, что видит свою задачу в том, чтобы работать непосредственно с теми людьми, которые считают, что в отношении них амнистия не была применена (без оснований на то). «Когда в отношении этих людей происходят не те действия, на которые они рассчитывали, они должны обратиться к нам», — сказал он. И добавил, что, может, придется даже вводить дополнительные статьи в законодательство. Кроме того, нужна система работы с обращениями предпринимателей. В каждом регионе должен быть уполномоченный по проведению амнистии. Это может быть человек из аппарата омбудсмена, а может, как в Омской области, где на эту должность намерены выбрать депутата Заксобрания — известную и авторитетную личность, способную включить все необходимые рычаги для решения вопроса.

Важный момент амнистии — проблема переквалификации дел на более легкие статьи. Как подчеркнул Борис Титов, все больше прокуроров встают на защиту предпринимателей, но не всегда суды принимают соответствующие решения. Иногда по одному и тому же делу в рамках статьи 159 УК проходят несколько человек. Одному обвиняемому статью 159.1 переквалифицируют в статью 159.4, а остальным — нет. Есть ряд статей УК, по которым материальный ущерб не фиксируется и компенсации от амнистируемого предпринимателя никто не ждет. Например, по статье «О незаконной предпринимательской деятельности», по которой нет пострадавшей стороны. По статье 159 УК абсолютное число дел возбуждалось по рапорту правоохранительных органов, то есть некому подавать на возмещение ущерба. Нет отдельного решения по гражданским искам.

Один из тех, кто прочувствовал амнистию на своей шкуре, Павел Арсланов, имеющий свой строительный бизнес в Астрахани. Предприниматель четыре месяца отсидел в СИЗО, затем незаконный приговор был отменен на апелляционном суде. Он рассказал «РБГ»: «Меня подвели под амнистию, которую я воспринимаю как сделку между мной и прокуратурой. Я на нее согласился, чтобы продолжить свой бизнес. Ведь за два года унижений у меня от 83 работников осталось 23. Экономическая амнистия нужна, потому что в СИЗО порядка 30 процентов сидельцев — за экономические преступления. И я очень благодарен Борису Титову за его помощь. Бизнесом заниматься продолжу, из своей родной страны никуда не уеду».

— Смысл амнистии — акт гуманизма по прощению в том числе и тех, кто совершил преступление. Выпустить и виновных, чтобы не сидели невиновные, — подчеркнул Титов. — За экономические нарушения надо нести экономическое наказание. Отвечать рублем, а не отсидкой. Экономические преступления не должны быть уголовно наказуемы.

Председатель московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев обратил внимание «РБГ», что тот, кто просит об амнистии, берет на себя обязательство выплатить ущерб потерпевшим. «А если амнистируемый не может выплатить положенные деньги? Пока сидел в тюрьме, у него же заработка не было или в условиях заключения стал инвалидом! Решение Государственной Думы будет, конечно, исполняться, но может столкнуться с подобными проблемами. Раньше не было подобных амнистий, связанных с обязательной выплатой. Сравнить не с чем. Но я за любую амнистию, приводящую к свободе. Государство прощает виновных».

Вице-президент «ОПОРЫ России» Азат Газизов считает, что экономическая амнистия — один из последовательных шагов, предпринятых президентом в отношении предпринимательского сообщества. «Для того чтобы заниматься в нашей стране бизнесом, — утверждает Газизов, — нужно вернуть доверие предпринимателей. Экономическая амнистия в этом отношении является началом. У нас же частенько преследование предпринимателей осуществляется именно с целью давления, рейдерства, отбора бизнеса. С другой стороны, амнистия с условием выплаты — своеобразная покупка свободы. Меня даже больше волнует в связи с экономической амнистией общий предпринимательский климат в стране, нежели останутся ли в бизнесе попавшие под амнистию».

Жертвой классического рейдерского захвата бизнеса стал строитель и одновременно инвестор, генеральный директор «МФК-инвест» Александр Бекусов. Фирма занималась строительством 14 объектов в Нижнем Новгороде. «Было возбуждено уголовное дело на неустановленных лиц по абсолютно надуманным фактам. Изъяли всю первичную документацию и заблокировали все счета в банках, — пожаловался „РБГ“ бизнесмен. — Стройки встали, началась финансовая проверка. Таким образом, было возбуждено 120 надуманных уголовных дел по статье 159 (часть 4) УК, то есть мошенничество в особо крупном размере. Мое дело было на виду у омбудсмена Титова. Когда произошла переквалификация дела на статью 159 (часть 4) , части 1 и 2, меня выпустили из СИЗО, где я отсидел 4 месяца, и столько же под домашним арестом. Если бы не экономическая амнистия, боюсь, дали бы мне весь срок, на который меня „заказали“, — десять лет. Сегодня я отбиваю то имущество, которое у меня забрали и уже перепродавали. Экономическая амнистия — это важная новость для инвесторов, особенно зарубежных, которые чувствуют себя не очень уверенно, когда их российских партнеров внезапно бросают в тюрьмы».

Источник

© 2000–2012 Общественный фонд содействия защите прав предпринимателей «Деловая Перспектива»
E-mail: president@ofdp.ru    Прежняя версия сайта — ofdp.ru/index2.shtml
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда

НИУ ВШЭ CIPE IACA